Танки в Техническом музее, г.Тольятти


Камеры Nikon D50, D80, D7000, D610. Объективы Nikkor 18-70mm f3.5-4.5G, Tamron 17-50mm f/2.8 Di II VC, Nikkor 18-135mm f/3.5-5.6 AF-S DX, Nikkor 50mm f/1.4D
26.09.2010, 1.04.2012, 1.08.2012, 26.09.2012, 16.07.2013, 18.07.2013, 24.08.2013, 24.04.2014, 10.12.2014, 04.07.2015, 08.09.2016.

Лёгкий танк Pz.Kpfw.38(t)

Экспонат состоит из оригинального корпуса и самодельной башни, благодаря чему отдалённо напоминает чешский танк времён Второй Мировой войны. Между тем, машина весьма интересная. В девичестве называлась она LT vz.38, а создала её чешская фирма ЧКД. Вот только из-за скупости государства ни один такой танк не попал в чехословацкую армию. Зато на экспорт поставки шли весьма успешно. Кончилось всё не очень здорово - после захвата Чехословакии немцы приняли танк на вооружение под названием Pz.Kpfw.38(t). Чехи хорошо работали на новых хозяев и успешно готовили танковые войска вермахта к французской и польской кампаниям. Затем настало 22 июня 1941 года и 660 штук Pz.Kpfw.38(t), то есть примерно каждый пятый танк вермахта, пересекли государственную границу СССР. Впрочем, провоевали они недолго - примерно до середины 1942 года. Уцелевшие танки немцы отправили союзникам-словакам, а также в учебные части и на борьбу с партизанами.

В подробностях эта история рассказана в отличной книге Алексея Калинина «Panzerkampfwagen 38(t)». Позволю себе привести небольшую цитату из неё, повествующую о личности создателя танка. "Основатель чешского танкостроения Алексей Михайлович Сурин родился 10 февраля 1897 года в деревне Поличковка Харьковской губернии. Учился в Политехническом институте и на кратких курсах Артиллерийской академии. В Первую мировую войну воевал в офицерском чине, в Гражданскую войну примкнул к Белому движению и после поражения Врангеля отплыл с остатками армии в Турцию. Оттуда, как и большинство эмигрантов, перебрался в Югославию, после чего сумел устроиться на обучение в Чешский технический университет. Получив европейский диплом, весной 1923 года молодой инженер трудоустроился в ЧКД и с 1925 по 1927 год работал над подготовкой лицензионного про-изводства пехотной пушки Виккерса, так в итоге и не состоявшегося.
В 1928 году А. Сурина перевели в отдел разработки бронированных машин, где его талант раскрылся практически сразу. Работодатели, удовлетворенные результатами работы, повысили русского эмигранта до начальника отдела и в 1932 году ходатайствовали о предоставлении ему чехословацкого гражданства - огромная на то время привилегия для выходцев из России. В это время Сурин уже одновременно вел проекты колесно-гусеничной машины КН-60, танкетки Р-I и танка P-II.
С середины 1930-х годов как глава конструкторского бюро департамента компании, ведавшего военными разработками, он разработал, воплотив в жизнь свои идеи и патенты, современнейшие на тот момент танкетки "Прага" AH-IV и "Прага" TNH, которые ЧКД успешно экспортировала. В 1938 году конструкции инженера Сурина увидели мир под обозначениями LTL, LTL-H, LTP (серийные легкие танки на экспорт), F-IV-H (экспериментальная плавающая танкетка), V-8-H (прототип среднего танка). Танк TNHP-S на момент создания был лучшим легким танком в мире. Помимо конструкторских навыков, А. Сурин проявил также способности и незаурядного переговорщика, способного убедить недоверчивых покупателей, и внимательного счетовода, обеспечивающего прибыльное закрытие танковых контрактов.
Немецкую оккупацию руководитель чешского КБ встретил без радости и до 1943 года как глава КБ, а после - как руководитель всего военного департамента по возможности работы саботировал, так что в войну ЧКД предлагала лишь модернизации имевшегося шасси. Осторожно, но эффективно саботируя немецкие попытки использовать департамент для создания принципиально новых танков, к 1944 году Сурин доигрался до прямых угроз со стороны немцев и был вынужден симулировать болезнь.
После освобождения Чехословакии Алексей Сурин, как русский эмигрант, был допрошен НКВД, но за неимением оснований для обвинения и наличием большого числа свидетелей-заступников отпущен с правом занимать прежнюю должность. Вскоре после войны он сумел восстановить разрушенные производства военного департамента ЧКД, оставаясь его главой до 1950 года, когда указанный департамент прекратил существование. В эти годы для чешской армии была организована сборка сотни истребителей танков ST-I (модернизированные Jagdpanzer 38 (t)) и пятидесяти учебных машин ST-III. В это же время последние модифицированные танкетки AH-IV Hb были отгружены в Эфиопию. В 1948 году за заслуги в обеспечении вооруженных сил Швеции (костяк сил которых составляли TNHP-Sv) он был награжден орденом Вазы.
Последним проектом Сурина была организация сборки на площадях ЧКД танка Т-34/85. Так в конце карьеры русский инженер с чехословацким паспортом и белогвардейским прошлым налаживал производство советского танка. После этого и вплоть до выхода на пенсию в 1960 году Алексей Сурин работал над гражданской техникой - поршневыми компрессорами, однако все равно консультировал танковое производство. Алексей Михайлович Сурин умер 6 апреля 1974 года
".

Добавлю, что вы cможете лично составить впечатление об этом лёгком танке начального периода Второй Мировой войны, если отправитесь на открытую площадку Центрального музея Великой Отечественной войны или в Центральный музей бронетанкового вооружения и техники.

Легкий танк Т-70

Т-70 - самый массовый советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. В этом качестве с ним не может тягаться даже Т-26. Да, конечно, объём выпуска Т-70 (8231 штука) был ниже численности Т-26 переданных в РККА (всех модификаций - не менее 9686 ). Тем не менее, в боевых действиях по разным причинам приняли участие далеко не все клоны «Виккерса 6-тонн».

"Боевая карьера Т-70 была яркой, но недолгой. Впервые они пошли в бой на Юго-Западном фронте в июне 1942-го. Сразу же выяснилось, что, невзирая на все старания конструкторов по повышению характеристик машины, боевая ценность легких танков оказалась невелика. За год, прошедший с начала войны, из рядов Панцерваффе практически исчезли легкие танки PzKpfw.I и PzKpfw.II, а средние танки значительно прибавили в толщине брони. В результате, 45-мм пушка 20-К, которой вполне хватало для борьбы с вражеской бронетехникой летом сорок первого, к лету сорок второго стала в значительной мере бесполезной. Также Т-70 оказался слишком уязвимым – хотя лоб танка был неплохо забронирован и бронелисты в нем располагались с большим наклоном, что увеличивало защиту, по бортам броня имела толщину всего 15 мм и располагалась вертикально, поэтому способна была защитить только от пуль. Кроме того, на поле боя все чаще появлялись как новые модификации танков PzKpfw.III и PzKpfw.IV, вооруженные длинноствольными орудиями, так и мощные 75-мм противотанковые пушки PaK.40 – для них не составляло труда пробить броню Т-70 с любого ракурса на всей дистанции прицельной стрельбы. Отмечалось, однако, что в среднем, при прочих равных, выживаемость у Т-70 несколько выше, чем у Т-34 и КВ за счет меньших размеров. Положительных отзывов удостоились хорошая надежность танка, простота в освоении и небольшая масса. Последняя не только облегчала эвакуацию подбитых танков с поля боя, но и позволяла «семидесяткам» проходить там, где не могли пройти другие танки, и заставать врага врасплох ударами с неожиданных направлений. Этому способствовала и малая шумность Т-70 в движении – по воспоминаниям очевидцев, шумел он не больше, чем грузовой автомобиль, что облегчало скрытное выдвижение на позиции и сближение с противником."
Источник: Самый массовый из легких | Военно-исторический портал Warspot.ru

"Наиболее массовым было применение Т-70 в битве на Курской дуге – например, танковые силы Центрального фронта состояли из него почти на четверть (369 машин из 1487 имеющихся на 4 июля 1943 года). По итогам операции был сделан вывод о том, что, в связи со стремительным развитием бронетехники и противотанковых средств, Т-70 окончательно утратил даже ту невеликую боевую ценность, которая у него была на момент создания. Кроме того, ситуация с производством полноценных, не эрзац, танков, была уже не столь острой, как два года назад, поэтому в октябре сорок третьего Т-70 сняли с производства, а освободившиеся ресурсы направили на выпуск самоходных артиллерийских установок СУ-76М, базирующихся на его шасси. Оставшиеся в строю машины отправились в учебные части, либо использовались в качестве командирских в подразделениях, вооруженных СУ-76М. Некоторые вернулись к изначальной роли своих далеких предков, занявшись разведкой. Многие из них дожили до конца войны – на начало 1946 года в советских вооруженных силах числилось 1502 танка Т-70 и Т-70М (из 8231 выпущенных)."
Источник: Самый массовый из легких | Военно-исторический портал Warspot.ru

"Т-70 стал самым массовым легким танком Советского Союза во Второй мировой войне. Невзирая на то, что чаще всего его приходилось применять в роли, совершенно неподобающей для его характеристик, он честно выполнил задачу в меру своих возможностей. Для открытого боя он был малопригоден даже на момент своего появления, не говоря уже о более поздних этапах войны, но при грамотном применении все же мог быть полезным, особенно в условиях отсутствия сильной противотанковой обороны у противника. Известны и случаи успешной борьбы Т-70 с вражеской бронетехникой. Например, в январе 1943 года экипаж старшего лейтенанта Захарченко, израсходовав боеприпасы, пошел на таран и тараном вывел из строя два немецких танка. Тип танков в документах не указывается, но так как в качестве противника выступал 100-й танковый батальон особого назначения, это, со всей очевидностью, были PzKpfw.II – обычные или огнеметные. В результате боя экипажем были взяты в плен командир и начальник штаба немецкого батальона. Известен случай, когда Т-70 3-й Гвардейской танковой армии огнем из засады уничтожил два тяжелых танка «Пантера». История может показаться невероятной, но бортовая броня у «Пантеры» была относительно слабой, причем сразу за ней располагалась боеукладка – с близкого расстояния даже 45-мм пушка имела все шансы справиться. В умелых руках обученного и хладнокровного экипажа Т-70 мог быть крайне грозным – что лишний раз подтверждает справедливость старой истины: «Воюет не оружие – воюет человек»."
Источник: Самый массовый из легких | Военно-исторический портал Warspot.ru

Танк Т-34-85

Машина по всей видимости выпущена на заводе №174 в 1946 году. Бронекорпус скорее всего был собран на заводе № 183.

Танк Т-34-85

Этот танк находился в музее с 2001 по 2015 годы. Форма броневого козырька амбразуры (снаружи, на болтах) характерна для омских Т-34-85 (завод №174)

Танк Т-34-85

Узкие петли крепления задней верхней бронеплиты характерны для нижнетагильских Т-34-85 (завод №183). Омские танки (завод №174) имели широкие петли. На широких петлях крепился и кормовой откидной лист у танков завода №112, но у сормовских машин он закрывал торец нижнего листа

Танк Т-34-85

Разнесённые бронеколпаки вентиляторов - машина послевоенного выпуска

Танк Т-34-85

Омский литьевой шов на скуле башни

Весной 2015 года танк передали из музея для установки в качестве памятника в Самаре. Его место занял аналогичный Т-34-85, но капитально отремонтированный в Сызрани на заводе ОАО "Тяжмаш". Откровенно говоря, обмен музею был выгоден - получили полностью реставрированную машину, да ещё учтите, что прежний танк изнутри был пуст. Отличается новый экспонат полным комплектом ЗИП (включающего, в том числе послевоенный заправочный агрегат), ходовыми катками от Т-54 и т.д. Ну и самое главное у него в наличии двигатель, КПП, механизм поворота башни и т.д. Насколько мне известно, существенных недостатков у новичка два: люк механика-водителя взят с другого танка и КПП неисправна. Фотографии нового экспоната размещены ниже.

Танк Т-34-85

Этот Т-34-85 прибыл в музей весной 2015 год

Танк Т-54-2

Танк Т-55АД с тралом КМТ-5

Танк Т-62

Танк Т-64А с тралом КМТ-5М

Танк Т-72 с тралом КМТ-7

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Очень редкая машина выпуска 1978 года - переходная модель к Т-72А (объект 172М1)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Вероятно изначально это был Т-72 «Урал», но при капремонте ТПД2-49 заменили ТПД-К1, а поворотные щитки - на сплошные экраны

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

В 1975 году на Т-72 был введен теплозащитный кожух ствола пушки, предназначавшийся для уменьшения влияния метеорологических условий на изгиб ствола в процессе стрельбы

Танк Т-72

Верхний лобовой лист наклонён под углом 68 градусов к вертикали и представляет собой комбинированную преграду из стали и стеклотекстолита

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Минный трал КМТ-7

Танк Т-72

На нижнем броневом листе (толщина 85 мм, наклон 60 градусов) наварены бонки для установки навесного оборудования самоокапывания и минного трала

Танк Т-72

Габаритные огни

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Буксировочный крюк

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Люк механика-водителя

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Наклонные щитки защиты прибора наблюдения механика-водителя ТНПО-168 от воды и грязи

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Направляющее колесо

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Каток поддерживающий верхнюю ветвь гусеницы

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Аммортизатор опорного катка

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Опорный каток

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Ведущее колесо

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Отсутствует выпускной патрубок для удаления выхлопных газов

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Воздухопитающая труба оборудования для подводного вождения (ОПВТ)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Воздухопитающая труба оборудования для подводного вождения (ОПВТ)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Один из наружных топливных баков, расположенных на полках, закреплённых вдоль корпуса танка. Ёмкость бака 495 литра

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Ящик для перевозки лент к зенитной установке и табельного имущества

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Ящик для перевозки лент к зенитной установке и табельного имущества

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Один из крюков (рымов) для монтажа или демонтажа башни

Танк Т-72

Многотопливный дизель В-46 может работать на дизельном топливе, бензинах А-66 и А-72, керосинах Т-1, ТС-2, Т-2. Переключение вида топлива - маховичком упора рейки топливного насоса

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Под крышей силового отделения многотопливный дизельный двигатель В-46 (V12, 780 л.с. при 2000 об/мин.). Установлен перпендикулярно продольной оси танка на фундаменте, приваренном к днищу

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Воздухозаборник системы охлаждения и кронштейны крепления бочек с топливом на корме танка (ёмкость бочек 390 литров)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Крыша изолированного стеллажа силового отделения. Под ней - один из двух радиаторов охлаждающей жидкости (второй - правее, за кадром). Через них вентилятор прогоняет поток воздуха. Заправочная ёмкость системы 90 литров

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Ящик ЗИП

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Забранный защитной сеткой воздухозаборник над вентилятором системы охлаждения, размещённого на кормовом листе корпуса

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Наружный топливный бак. Выше габаритного огня - горловина подключения топливопроводов от устанавливаемых на корме двух бочек (сейчас заглушена)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

На крыше башни срезанная и заваренная шахта стереоскопического прицел-дальномера ТПД-2-49

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

ИК-осветитель «Луна-4» для ночного прицела ТПН-1-49-23 (возможно на этой машине он был заменён на ТПН-3-49)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Над сиденьем командира установлена башенка с люком и приборами наблюдения

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

ИК-осветитель «Луна-4»

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Защитный кожух ночного прицела. Наибольшая прицельная дальность стрельбы из пушки с помощью ночного прицела - 800 метров

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

На переднем плане трубка защиты электропровода и место крепления фары ФГ-125

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Лазерный прицел-дальномер ТПД-К1 сократил время измерения наводчиком дальности до долей секунды, а ошибка стала составлять всего ±10 метров. Дальность стрельбы с его помощью - от 4 до 5 км (в зависимости от типа снаряда)

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Окно прицела лазерного прицела-дальномера ТПД-К1, который получил этот танк вместо стереоскопического прицел-дальномера ТПД-2-49, изначально устанавливаемого на Т-72 «Урал»

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

В крышке люка наводчика имеется лючок для установки воздухопитающей трубы оборудование для подводного вождения

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Следы модернизации

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

На командирской башенке виден узел крепления зенитного пулемёта НСВ-12,7, рядом ящик для перевозки лент к зенитной установке и табельного имущества

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Воздухопитающая труба оборудования для подводного вождения (ОПВТ) и место её установки - лючок на крышке люка наводчика

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

На корме башни антенный ввод радиостанции Р-123 и кроштейн с габаритным фонарём ГСТ-64

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Для стрельбы всеми типами снарядов применяется единый заряд 4Ж40 в гильзе со сгорающим корпусом, запрессованным в стальной поддон весом 3,4 кг. После выстрела поддон экстрактируется из каморы пушки. На фото - крышка люка выброса поддонов

Танк Т-72, Технический музей, г.Тольятти

Толщина стенок башни варьируется от 395 до 440 мм

Танк Т-80УД

На форуме Российская военная техника » Танки » Танк Т-80У с дизельным двигателем (объект 478Б) его определили как "Редкий образец основного танка Т-80УД ("объект 478Б") - машина ранних производственных серий Харьковского завода транспортного машиностроения им В.А.Малышева с навесной динамической защитой "Контакт-1". Танк оборудован катковым колейным минным тралом."

Танк Т-80УД, Технический музей, г.Тольятти

Дымовые гранатомёты

Танк Т-80УД, Технический музей, г.Тольятти

Лобовая деталь и её ДЗ

Тяжелый танк ИС-3, бортовой №046

"История разработки модернизированного ИС-2 чем-то похожа на один из эпизодов латиноамериканской мыльной оперы. Поначалу работами по модернизации занималось ОКБ завода №100, но прямо посередине проектирования они эту затею бросили и начали разрабатывать собственный танк — ИС-6. Далее СКБ Челябинского Кировского завода (ЧКЗ) решило заниматься глубокой модернизацией танка самостоятельно и даже построило опытный образец. Тем не менее, осенью 1944 года работы начались снова. На свет появился проект, который первоначально именовался как «опытный образец 701-А». Позже данную машину переименовали в «Кировец-1».
...
Надо сказать, что СКБ ЧКЗ было не одиноко — осенью 1944 года «проснулись» специалисты завода №100. Параллельно с ИС-6 там разработали проект модернизации ИС-2, который получил обозначение ИС-2У. Как и в случае с ИС-6, ведущим инженером машины был Г.Н. Москвин, а за корпус танка отвечал В.И. Таротько. Именно Таротько и придумал главную изюминку ИС-2У — V-образную верхнюю лобовую часть корпуса, получившую прозвище «щучий нос». Это позволило не только увеличить стойкость броневых листов, но и перенести люк механика-водителя на крышу отделения управления. В переписке это решение называли «двухскатным наклонным носом».
Строить ИС-2У не стали, но в ГБТУ КА и НКТП разработку завода №100 оценили. 27 декабря 1944 года в адрес Сталина ушло письмо за подписями В.А. Малышева и Я.Н. Федоренко. В нём они уведомили Сталина о том, что решили объединить два проекта. От ИС-2У бралась лобовая деталь корпуса и оригинальное решение по управлению огнём танка с места командира. Таким образом, получался глубоко модернизированный ИС, который в лобовую проекцию не пробивался немецкой 88-мм пушкой, при этом боевая масса практически не менялась."
>Юрий Пашолок, «Эволюция с революцией» | Warspot.ru

"Нередко можно слышать о том, что ИС-3 едва ли не успели к боям за Берлин, и даже приводят рассказы неких немецких асов. Этим людям можно посоветовать умерить свою фантазию. Ни о каком боевом применении ИС-3 в Великую Отечественную войну не могло быть и речи. Мало того, что серийные машины стали строить с 20-х чисел апреля 1945 года, даже опытные машины никто бы не пустил в бой, особенно после результатов испытаний. Танк перегревался, а его башня имела слишком хрупкую броню. Одним словом, никакого боевого применения не было, машина разделила судьбу Т-44.
В войска ИС-3 стали поступать с июня 1945 года. При этом на заводе продолжали лихорадочно бороться с перегревом системы охлаждения (преодолеть его удалось только в июле). По этой причине новые танки на первых порах были, скорее, учебными машинами. Ввиду перегрева системы охлаждения максимальную скорость развить не получалось. Лишь ближе к концу лета стали поступать боевые машины, имевшие 100% боеспособность. Такова была плата за столь стремительное развёртывание производства ИС-3. Впрочем, обвинять ГБТУ КА и НКТП не в чем. Никто не знал, сколько ещё продлится война, а к броневой защите ИС-2 уже давно накопилось немало претензий. Примерно в пределах одной боевой операции ИС-3 вполне «жил», а в условиях войны этого было вполне достаточно.
Несмотря на все «болячки», именно этому танку было доверено «нести флаг» советского танкопрома на Параде Победы 7 сентября 1945 года. Для данной задачи в Берлине собрали боеспособные части, оснащённые новыми танками. Честь пройти по Берлину выпала танкистам 2-й Гвардейской танковой армии. ИС-3 замыкали парад, при этом ни одной поломки не случилось — новые советские тяжёлые танки сработали на все сто. Для союзников по антигитлеровской коалиции новые тяжёлые танки стали настоящим шоком. У них и так не было ничего подобного ИС-2, а тут по Берлину прошли машины, выглядевшие как пришельцы из будущего. Можно сказать, что ИС-3 стали танками, открывшими Холодную войну. В течение последующих семи лет ИС-3 являлся для западных стран образцом современного танка. Откуда им было знать про все те драмы, которые происходили с танком в ходе производства и эксплуатации? Не знали они и о том, что уже в июле 1946 года выпуск ИС-3 прекратился, так как на вооружение приняли новый танк — ИС-4."
>Юрий Пашолок, «Эволюция с революцией» | Warspot.ru

"Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков.
...
Однако уже в самом начале их эксплуатации в войсках выявился целый ряд недостатков, ставших следствием ряда конструктивных просчетов и ошибок, допущенных при его проектировании. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов ИС-3, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. В 1948—1952 годах все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков). Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Масса танка при этом возросла до 48,8 т.
Несмотря на значительный объем переделок и высокую стоимость работ, программа УКН для одного танка стоила 260 000 рублей —танки так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации.
В конце 50-х годов танк подвергся дополнительной модернизации и стал именоваться ИС-ЗМ. Целью модернизации было подтягивание его до уровня боевых машин того периода и максимально возможная унификация узлов и агрегатов с более современными танками.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

Тяжелый танк ИС-3, бортовой №217

"Первые лет эдак 6-8 эксплуатации тяжелого танка ИС-3 были если не кошмаром, то как минимум не самым простым временем для тех, кто на них служил. Помимо массы детских болезней первых машин, вплоть до июля 1945 года наблюдался перегрев системы охлаждения. Впрочем, самое "весёлое" началось уже с 1946-47 годов. Дело в том, что жесткость днища оказалась недостаточной, да еще и двигатели В-11 были недостаточно надежные. Это наложилось на то, что часть танков вместо строевых частей направлялись на склады хранения. В общем, ИС-3 были еще тем "подарком". Вместе с тем, машина всё равно оказалась нужной, и своевременной. Ругая ее, не надо забывать, что в дальнейшем она прошла две модернизации, после чего служила не один десяток лет. И даже повоевала. На войну этот танк, конечно, не успел, вместе с тем, запуск его в серию был верным решением. За тем менее полутора лет, что ИС-3 выпускался, сдали 2305 танков данного типа. Для тяжелых танков послевоенного выпуска это рекорд. Да и предшественника ИС-3 явно превосходил. С мучениями, но машину довели до кондиции, в то время как за рубежом ни одного серийного тяжелого танка во второй половине 40-х годов не выпустили."
Лучше быстро, чем поздно: yuripasholok — ЖЖ

"На экспорт ИС-3 почти не поставлялись. В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше — его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор. В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.

Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков. Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь «Дня независимости» в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962—1967 годах.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

"5 июня 1967 года израильские войска перешли в наступление на Синайском полуострове — началась война, получившая название «шестидневной». Решающую роль в операциях на сухопутном фронте играли танковые и механизированные соединения, основу парка которых с израильской стороны составляли американские танки М48А2 с 90-мм пушками, английские «Центурион» Мк5 и Мк7, модернизированные в Израиле путем установки 105-мм пушки, а также модернизированные танки М4 «Шерман» с французскими 105-мм пушками.

С египетской стороны им противостояли танки советского производства Т-34-85, Т-54, Т-55 и ИС-3. Последние, в частности, имелись в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис — Рафах. Еще 60 ИС-3 имела 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль- Кунтиллы. Тяжелые танки советского производства (как, впрочем, и все остальные) могли стать серьезным противником для израильтян. Однако этого не произошло, хотя несколько М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и безнадежно устаревшая система управления огнем (для сравнения — на М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор наведения). Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3.

Но самое главное — боевая подготовка египетских танкистов была несравненно ниже, чем израильских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших необходимой стойкости и упорства. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для «шестидневной» войны эпизод. Один ИС-ЗМ был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в... открытый башенный люк.
...
Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-ЗМ, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге египетская армия потеряла 73 танка ИС-3 и ИС-ЗМ. К 1973 году она располагала лишь одним танковым полком на этих боевых машинах. Данных о его участии в боевых действиях нет.
Армия обороны Израиля использовала захваченные ИС-ЗМ до начала 70-х годов. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 от трофейных танков Т-54А. Одновременно от последних заимствовали и крышу моторнотрансмиссионного отделения. К арабо- израильской войне 1973 года большинство ИС-ЗМ было установлено в качестве неподвижных огневых точек, вкопанных в землю вдоль Суэцкого канала на так называемой «Линии Бар Лева». В ходе боевых действий никакой существенной роли они не сыграли и вновь попали в руки египтян. Этим исчерпывается единственный полноценный эпизод боевого применения в судьбе тяжелого танка ИС-3.
"
Источник: М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев, «Советские тяжелые послевоенные танки» («Бронеколлекция» №3/1996)

Лёгкий танк БТ-7

"Несколько дней назад удалось найти снимок с территории танкового полка в Борзинском районе. Дата - 1992 год. И имитация ходовой части, и тактический номер на башне сохранились на Тольяттинской машине. Так что теперь прояснился еще один фрагмент истории конкретного БТ-7."
БТэшка из Тольятти - часть 2: tankist_31 — ЖЖ

Корпус танка БТ-7 - жесткая конструкция коробчатого сечения с продолговатой суженной закругленной носовой частью и трапецевидной кормой. Неразъемные соединения корпуса выполнены с помощью сварки и частично заклепками. Бронирование - противопульное, из броневых катаных листов толщиной от 6 до 20 мм. В верхней части корпуса, на пяти кронштейнах крепились надгусеничные полки.

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

В тыльной части башни - отверстие под шаровую установку пулемёта ДТ

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Место механика-водителя

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Кормовой лист

Корпус танка делился на пять отделений: управления, боевое, моторное, трансмиссионное и кормовое. Отделение управления - в носовой части танка. На фотографии мы видим остатки приводов приводов управления. Интересно, что на БТ-7 вместо рулевого колеса появились обычные танковые рычаги. По правому борту - укладки дисков к пулемёту ДТ и снарядов к 45-мм пушке. От сиденья механика-водителя осталось только крепление. Огнетушители, привод управления жалюзи - не сохранились. Несмотря на захламлённость моторного отделения, вы можете видеть распорную арку, которой отделение управления отделялось от боевого. Предназначалась она для придания дополнительной жесткости подбашенному листу.

Тольяттинский БТ-7 многое претерпел за свою жизнь, поэтому моторная перегородка, разделявшая экипаж и соответствующее отделение, не уцелела. Утрачена и прочая начинка средней части танка: карбюраторный двигатель М-17Т, радиаторы, аккумуляторные батареи. В аналогичном состоянии и следующее за моторным - трансмиссионное отделение. Объём разрушений столь значителен, что не смогу показать даже остатки разделявшей отделения вентиляторной перегородки. У комплектного танка в трансмиссионном отделении находился маховик двигателя с установленными на нем главным фрикционом и центробежным вентилятором, коробка передач, бортовые фрикционы, электрический стартер, шестерни бортовых редукторов (в картерах). Ну а в кормовом отделении устанавливался бензобак на 400 литров. Сейчас, вместо всего этого вышеописанного хозяйства, мы видим груду катков, траков, а также крышу башни и подбашенный лист раннего Т-34.

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Люк механика-водителя закрывался двухстворчатой дверкой с массивными приваренными петлями

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Кронштейн надгусеничной полки

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Башня конической формы

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Наблюдательная щель и отверстие
для стрельбы из личного оружия

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

2 круглых люка, за которые немцы прозвали БТ-7 "Микки-Маусом". Сходство усиливали два "глаза" - "фары боевого света" над орудием

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

45-мм пушка 20К образца 1934 года с электрическим спуском

Про историю появления дополнительного пулемёта в нише башни БТ-7 читаем в книге И.В.Павлова, М.В.Павлова, И.Г.Желтова, "Танки БТ" читаем: "В качестве вспомогательного оружия на линейных танках выпуска 1937 г. в нише башни стал устанавливаться еще один (тыльный) 7,62-мм пулемет ДТ. Часть танков БТ-7, начиная с 1936 г. оснащалась 7,62-мм пулеметами, устанавливаемыми на зенитной турельной установке П-40. Со II квартала 1936 г. для ведения прицельной стрельбы ночью часть танков БТ-7 оснащалась двумя прожекторами, расположенными на маске пушки. Дальность действия прожекторов достигала 2 км. Тыльный пулемет ДТ и прожекторы были отменены в 1938 г.". М.Н.Свирин даёт аналогичные сведения: "ворошиловский" пулемёт получили только БТ-7 выпуска 1937 года. Таким образом, можно примерно определить период выпуска выставленного в музее танка.

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Отверстие заливной горловины топливного бака в подбашенном листе

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

Борта корпуса имели две стенки. Наружные - броневые, съемные. Внутренние - из 4-мм конструкционной стали

Лёгкий танк БТ-7, Технический музей, г.Тольятти

В кормовой части 4-мм лист имел отверстия для выхода воздуха при движении с закрытыми жалюзи

Тех, кого заинтересовали детали конструкции БТ, повторно отправляю к книге И.В.Павлова, М.В.Павлова, И.Г.Желтова, "Танки БТ": "Борта корпуса танка имели двойные стенки. Наружные - броневые, съемные а внутренние - из 4-мм конструкционной стали. С внешней стороны внутренних листов приваривались шесть подкосов. К ним крепились вертикальные спиральные пружины подвески и съемные листы навесной брони. Второй и третий подкосы (по ходу машины) в нижней части соединялись между собой броневой планкой, защищавшей расположенные между ними бортовые топливные баки. Между четвертым и пятым подкосами устанавливались масляные баки. Кроме того, между вторым и третьим подкосами внутренние стенки корпуса имели развал, который обеспечивал подвод воздуха к радиаторам системы охлаждения двигателя, а в кормовой части — отверстия для выхода нагретого воздуха при движении танка с закрытыми жалюзи".
Ещё один источник знаний о довоенных советских танках- М.Н.Свирин "Броня крепка. История советского танка. 1919–1937".

Жуткое состояние БТ-7 объясняется просто - денег для ремонта у нынешнего владельца нет. Музей перешёл к другому собственнику и даже стал парковым комплексом. Поэтому самый старый военно-технический экспонат выволокли из помещений НТЦ АвтоВАЗ и поместили в кусты за площадку с военно-морской техникой. Полагаю, нецензурная надпись на кормовом листе БТ-7 относится как раз к этому периоду.
См. также:
Лёгкий танк БТ-5 в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий танк БТ-7 в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Лёгкий танк БТ-7М в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
БТ-7 обр.1935 года, площадка Центрального музея Вооруженных Сил
БТ-2. Военно-патриотический парк «Патриот»
БТ-2 (тот же танк, что экспонируется в парке «Патриот»). Центральный музей бронетанкового вооружения и техники.