Самоходные артиллерийские установки в музее «Боевая слава Урала»

Месторасположение: Свердловская область, г. Верхняя Пышма, ул. Александра Козицына, 2. Официальный сайт: «Боевая слава Урала».

Дополнительно:
Лёгкие танки в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Средние танки в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Тяжёлые танки в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Основные боевые танки в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Иностранная бронетехника в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Техника ПВО в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
РСЗО и ОТР в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Бронетранспортёры и бронеавтомобили в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Легкая бронетехника в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Автомобильная техника в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Авиационная техника в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Макеты авиационной техники в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Артиллерийские системы в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Самоходные артиллерийские установки в музее «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Морская техника в музее «Боевая слава Урала», город Верхняя Пышма
Музей боевой техники Мемориального комплекса «Победа», Чебоксары
Нижегородский городской музей техники и оборонной промышленности
Выставочный комплекс «Салют, победа!», Оренбург
Мемориальный Парк Победы, Казань
Бронетехника стран-участников нацистского блока. Парк «Патриот»
Техника стран-участников антигитлеровской коалиции. Парк «Патриот»
Техника у окружного дома офицеров и штаба Центрального военного округа, Екатеринбург

100-мм САУ СУ-100 образца 1944 года

"Работы по усилению вооружения танков и самоходных установок пошли по трём направлениям. Первым, наиболее простым направлением, считалось увеличение начальной скорости 85-мм орудия до 1000–1050 м/с. Вторым направлением стало использование орудий с баллистикой 122-мм корпусной пушки А-19. В случае с тяжёлыми танками данное направление стало успешным — так появилось орудие Д-25Т, самое мощное из отечественных танковых систем. Наконец, третьим направлением стало использование калибра 100 мм — для советской полевой и танковой артиллерии этот калибр был новым.
История появления в СССР орудий этого калибра была непростой. Всё началось со 100-мм (10-см) австро-венгерской морской пушки K10 производства фирмы Skoda («круглые» калибры были типичны для Австро-Венгрии). Данные орудия ставились в том числе и на те корабли, которые по итогам Первой мировой отошли Италии. Итальянцам орудие приглянулось, и компания OTO (Odero Terni Orlando) наладила его производство. Через итальянцев 100-мм орудия попали в СССР — используя его как базу, конструкторское бюро завода «Большевик» создало сначала систему Б-24, а позже и более мощную Б-34.
Судьба Б-34 складывалась непросто, это орудие далеко не сразу приняли на вооружение и не раз дорабатывали. Тем не менее его заметили конструкторские бюро, занимавшиеся танковыми системами. Причин оказалось несколько. Во-первых, орудие имело унитарное заряжание, причём унитарный патрон оказался довольно компактным и не очень тяжёлым. Во-вторых, система являлась мощным орудием, однозначно превосходя 85-мм зенитную пушку и находясь примерно в той же категории, что и 107-мм орудие М-60. Правда, существовал один серьёзный минус: на тот момент Б-34 не имела бронебойного снаряда."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

"Во многом самоходная установка, получившая обозначение СУ-100, была результатом компромиссных решений. С одной стороны, было очевидно, что необходимо расширять боевое отделение. С другой стороны, над конструкторами дамокловым мечом висело ограничение по массе. Во многом именно проблемы с перегрузкой ходовой части стали главной причиной, почему та же СУ-122М и аналогичные машины так и не стали серийными. В результате боевое отделение по основным геометрическим параметрам оставалось равнозначным СУ-85. Одинаковым оказался и угол наклона верхнего лобового листа рубки — 52 градуса от вертикали.
Фактически СУ-100 была развитием опытного образца модернизированной СУ-85, созданной в конце 1943 года. По сравнению с серийной СУ-85 было внесено некоторое количество улучшений, главным из которых стало появление командирской башенки. Впрочем, простой заменой орудия при разработке СУ-100 не ограничились. Для начала толщина верхнего лобового листа и люка механика-водителя увеличилась до 75 мм. Это позволило заметно увеличить стойкость брони против наиболее распространённых противотанковых орудий (прежде всего 7,5 cm Pak 40). Двухстворчатый люк для панорамы в крыше корпуса сильно изменился, также в его левой створке появился перископический прибор MK-IV. Смотровые перископические приборы по периметру рубки убрали, зато на крышу вернулся вытяжной вентилятор. От наклона кормового листа рубки отказались, что позволило выиграть немного свободного места в боевом отделении."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

"Реалии Великой Отечественной войны были таковы, что средние САУ недолго задерживались в производстве. В случае с СУ-100 ситуация оказалась обратной: забегая вперёд, стоит сказать, что эта самоходка продержалась на конвейере дольше всех советских боевых машин разработки военного периода.
...
Так как производство СУ-100 началось в сентябре 1944 года, а фактические поставки в войска — ближе к ноябрю, эта машина оказалась куда менее заметным явлением на поле боя, чем СУ-85. Фактически боевое применение СУ-100 началось только в начале 1945 года. На дату боевого дебюта СУ-100 повлияли и выявившиеся дефекты, прежде всего, выход из строя передних опорных катков. Также поступали жалобы на различные детали орудийной установки, а также трещины, проявлявшиеся в месте стыка бортов рубки и «косынок»."
Источник: Юрий Пашолок, «Оптимальная модернизация»| Warspot.ru

120-мм САУ 2C9 «Нона-С» образца 1981 года

120-мм САУ Нона-С 2С9, музей «Боевая слава Урала»

САУ разработана на базе гусеничного десантного бронетранспортера БТР-Д

122-мм САУ 2С1 «Гвоздика» образца 1971 года

122-мм САУ Гвоздика 2С1, музей «Боевая слава Урала»

Легкобронированная плавающая артиллерийская установка 2С1 «Гвоздика» на быстроходном гусеничном шасси от тягача МТЛБ

122-мм САУ Гвоздика 2С1, музей «Боевая слава Урала»

САУ вооружена серийной гаубицей 2А31 (Д-32), модификацией буксируемой гаубицы Д–30

122-мм САУ ИСУ-122 образца 1944 года

Изначально этот экспонат был обычной ИСУ-152 (выпущена не ранее 1945 года). В послевоенные годы самоходная установка использовалась в роли тактического объекта на одном из подмосковных полигонов. Каким образом и когда САУ с полигона стала достоянием музея — непонятно. Известно лишь, что в мастерской поискового клуба «Арьергард» у самоходки отрезали ствол МЛ-20, а вместо него приварили ствол от А-19. С помощью этого нехитрого приёма в уральском музее появилась ИСУ-122.

122-мм САУ СУ-122 образца 1942 года

152-мм самоходная гаубица 2С3 «Акация» образца 1971 года

152-мм самоходная пушка 2С5 «Гиацинт-С» образца 1976 года

152-мм САУ ИСУ-152К

История экспоната: "САУ класса истребитель танков ИСУ-152 принимала участие в штурме Берлина. После окончания Великой Отечественной войны воинская часть была передислоцирована на территорию Уральского военного округа. Долгие годы являлась экспонатом музея Окружного дома офицеров в городе Екатеринбурге. В 2006 году по распоряжению командующего Приволжско-Уральским военным округом передана в музей военной техники города Верхняя Пышма. При этом, простояв не одно десятилетие без движения, установка отлично завелась и въехала на трал для дальнейшей транспортировки."
Не понимаю к чему эти сказки. Ящики по бортам для возимого имущества САУ - характерная примета послевоенной ИСУ-152К.

См. также:
Единственная сохранившаяся в РФ самоходка СУ-152, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152М, Военно-патриотический парк «Патриот», Кубинка
ИСУ-152М, Центральный музей бронетанкового вооружения и техники, Кубинка
Экспериментальная ИСУ-152 образца 1945 года («Кировец-2»), Центральный музей бронетанкового вооружения и техники, Кубинка
ИСУ-152, Музей техники Вадима Задорожного
ИСУ-152, Музей отечественной военной истории в Падиково
ИСУ-152, Технический музей, г.Тольятти
ИСУ-152, Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области
ИСУ-152К, музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
ИСУ-152К, Открытая площадка Центрального музея Великой Отечественной войны
ИСУ-152, Ленино-Снегирёвский военно-исторический музей
ИСУ-152, музей «Panssarimuseo», Парола
ИСУ-152, Музей истории «Мотовилихинских заводов», Пермь
ИСУ-152, Историко-культурный комплекс «Линия Сталина», Минск
ИСУ-152, Выставочный комплекс «Салют, победа!», Оренбург
ИСУ-152, Мемориальный Парк Победы, Казань
ИСУ-152 в Саратовском музее боевой и трудовой славы
ИСУ-152 у музея-панорамы «Сталинградская битва»

152-мм самоходная гаубица 2С19 «Мста-С» образца 1989 года

203-мм САУ 2С7 «Пион» образца 1976 года

1 мая 1957 года на параде в Москве были показаны тяжелые самоходные установки: 406-мм артиллерийское орудие 2АЗ "Конденсатор-2П" (64 тонны) и 420-мм миномет 2Б1 "Ока" (55 тонн). Оба изделия были крайне громоздкими (длина - 20 метров, ширина - примерно 3 метра, высота - около 6 метров) и тяжелыми, но вес и габариты установок фактически задали атомщики, считавшие, что диаметр тактического атомного снаряда должен быть не менее 400 мм. Произвели их всего лишь по 4 экземпляра, но главное, что промышленность получилас опыт создания артсистем, способных стрелять ядерными тактическими боеприпасами на большие расстояния. К 1960 году их доработку прекратили, отдав предпочтение решению задачи доставки ядерного заряда с помощью тактических ракетных комплексов (Например: ОТР "Луна"). Между тем, тактические ракеты ещё не имели систем самонаведения, поэтому их точность на предельной дальности была неудовлетворительной.

Надо сказать, что за несколько лет до этого первомайского парада, 25 мая 1953 года, США уже испытали систему аналогичного назначения на ядерном полигоне в Неваде, состоявшей из буксируемой 280-мм пушки Т131 (после принятия на вооружение М65, прозвище в войсках "Атомная Анни") и 280-мм артиллерийского снаряда Atomic Mk.9 (T124) Shell с атомной боеголовкой W9 мощностью 15-20 кТ. Снаряд был запущен из пушки M65 (массой 77 тонн) на заданные 32 км и успешно детонировал. Как и в случае с советской пушкой 2А3, американское орудие было громоздким и малопригодным для боевых действий. Произвели всего 20 орудий, которые недолго служили в Западной Европе. Но уже в 1963 году в США принимается на вооружение 155-мм снаряд для самоходных гаубиц М114, М109 и т.п. Снаряд оснащался ядерным зарядом W48 мощностью 72 тонны в тротиловом эквиваленте (модификация Mod 1) и имел выдающиеся весогабаритные характеристики: длинна 33,3 дюйма, вес 128 фунтов (51,2 кг). Ещё через год, в 1964, для 203-мм самоходной гаубицы M110 был принят на вооружение снаряд с ядерным зарядом W33 мощностью 10 кт, длиной в 4,5 калибра и массой 110 кг.

В 1964 году с поста Генерального секретаря ЦК КПСС ушёл Н.С.Хрущёв с его маниакальной страстью решать все вопросы с помощью ракетных технологий. В это же время в СССР была достигнута технологическая готовность: учёные добились уменьшения критического размера атомных боеприпасов по диаметру. Откровенно говоря, работы которые были заморожены при Хрущёве, предполагали лишь эволюцию САУ, принятых на вооружение в Великую Отечественную войну (например, ИСУ-152 в ИСУ-152К и т.д.).
К этому времени стало очевидным существенное отставание СССР от США по самоходной артиллерии и по созданию ядерных зарядов малого калибра для обычных орудий, т.е. в обеспечении армейских подразделений тактическим атомным оружием. Для устранения этого отставания в декабре 1967 года начались опытно-конструкторские работы по созданию тяжелой самоходной артиллерийской установки. Первоначально не был задан ни тип орудия, ни даже его калибр. Определялась лишь дальность стрельбы - 25 км. В результате было принято решение на разработку САУ в открытом исполнении с пушкой повышенной мощности (дальность стрельбы обычным снарядом 32 км, а активно-реактивным снарядом - 45 км). 8 июля 1970 года вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №427/161 с которого началась разработка самоходной установки, получившей обозначение 2С7 и наименование "Пион". Головным разработчиком и исполнителем был назначен ленинградский Кировский завод, качающуюся часть изготавливал волгоградский завод "Баррикады" по проекту ЦКБ "Титан".

Для большей объективности приведу альтернативную точку зрения на эти же события: "В принципе, требуемую САУ можно было легко и просто получить, используя уже имеющуюся 180-мм пушку и уже имеющееся шасси на базе Т-55, однако условия, которые сложились в советском ВПК, делали невозможным воплощение такого проекта. Дело в том, что к концу шестидесятых годов руководство советских оборонных предприятий основные доходы получало вовсе не в виде зарплаты: значительно превышали ее размер различные премии и вознаграждения за модернизацию. Непродуманная система стимулирования, основы которой были заложены еще при Сталине, привела к печальным последствиям: конструкторы стали гнаться за оригинальными и непроверенными решениями, помогавшими обосновать получение премий. Улучшения, которые можно было сделать еще на этапе проектирования, сознательно не внедрялись, чтобы уже во время производства получать премии за модернизацию. Часто конструкция специально выполнялась излишне сложной - и деньги выплачивались в этом случае и за ее упрощение... Волшебным образом все работы прекращались, когда все возможные выплаты с конструкции уже были получены (хотя модернизационный потенциал часто до конца не использовался). Поэтому за производство самоходного орудия, состоящего из шасси и пушки, уже в значительной степени утративших свой «премиальный» потенциал, никто бы не взялся.
В этих условиях вариант «Баррикад» показался меньшим злом. Требования к орудию были подкорректированы, но, в общем, все шло к тому, что новую САУ будет делать завод «Баррикады». Однако и Кировский завод не хотел сдаваться без боя; начались различные подковерные баталии кланов, поддерживающих ту или иную группировку. Их результатом стало то, что головным разработчиком оказался Кировский завод. Однако и «Баррикады» не проиграли: на новой самоходной пушке устанавливалось их орудие. В общем, все заинтересованные стороны получали свою долю доходов.
"
Источник: В.Мальгинов "Самоходный «Пион»" (М-Хобби №1/2008)

Традиционно, всё что скрывается за ладными строками, выглядит уже не столь красиво. В реальной жизни бал правили интриги в советском ВПК, личная заинтересованность "красных директоров", конкуренция конструкторских бюро, сознательное придерживание разработок с целью позднее получить финансирование и прочие блага на последующую "модернизацию" изделий, а также уйма иных поражающих воображение факторов. Открываем воспоминания инженера-испытателя ОКБТ ПО «Ленинградский Кировский завод», а затем работника 7 Главного управления Министерства оборонной промышленности СССР, Ю.М. Мироненко. Цитата:
"Во второй половине 60-ых годов прошлого столетия в Минобороны спохватились, что в СССР, в отличие от США, напрочь отсутствует дальнобойная самоходная артиллерия. Началась возня. Не определившись, что же конкретно нужно, было найдено самое простое решение – поручить промышленности разработать аванпроекты чего-нибудь удобоваримого.
Сказано – сделано, и двум заводам Ленинградскому «Кировскому» и Волгоградскому «Баррикады» было поручено проектирование самоходной пушки с дальностью стрельбы 30 км. Про калибр и «прочее» - ни слова… Пережившие «эпоху Хрущёва» артиллеристы ленинградского и волгоградского КБ с энтузиазмом принялись за работу и «нарисовали» множество вариантов «самоходов» от 152 мм до 203мм. Кировчане вспомнили даже знаменитый «Конденсатор-2П» калибра 406 мм. Прорисовки предлагаемых вариантов были представлены в Министерство обороны, и оно… задумалось.

Прошёл ни один год, и вот в 1970 году более или менее сформировавшаяся мысль была оформлена постановлением Правительства, которое поручило Миноборонпрому создать самоходную пушку «Пион» калибром 203,2 мм с дальностью стрельбы обычными снарядами – 32 км, а активно-реактивными – 42 км. Однако, пока военные раскладывали свой «пасьянс», из Миноборонпрома была выведена большая группа предприятий, объединённая в Министерство машиностроения СССР, а Ж.Я.Котин покинул «Кировский завод» и перешёл на работу в министерство.

Всё это осложнило работу. Ведь уход из Миноборонпрома «снарядчиков» нарушил единоначалие, и оставшимся «пушечникам» пришлось обращаться к ним с протянутой рукой. Тем же было не выгодно класть в неё всё, чем обладали. Поэтому находились тысячи причин, чтобы дать минимум, оставив остальное себе - в «научно-технический задел», т.е. на будущее. Имея постоянно такой «задельчик», эти деятели годами создавали только видимость напряжённой работы, в результате чего эффективность наших артиллерийских снарядов постоянно уступала «НАТО-вским». Как говорится, не от хорошей жизни, даже в танковом институте ВНИИтрансмаш было содано подразделение, занимавшееся разработкой новых снарядов. Минмаш нагло играл в героические догонялки – как только появлялось « у них», - тут же «наши» самоотверженно их догоняли … Так что главному конструктору пушки Г.И. Сергееву и нашей «конторе» пришлось потратить много сил и здоровья, чтобы у созданной в Волгограде уникальной пушки были достойные ей боеприпасы.
На «Кировском заводе» тоже создалась неблагоприятная для «самоходчиков» обстановка. Жозеф Яковлевич, при котором в ОКБТ был накоплен огромный опыт создания самоходных артустановок и ракетных комплексов, ушёл с поста главного конструктора, оставив вместо себя весьма далёкого от артиллерии Н.С.Попова.
"

См. также:
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей техники Вадима Задорожного
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей отечественной военной истории в Падиково
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, СПб
Самоходная пушка 2С7 «Пион», музей «Боевая слава Урала», Верхняя Пышма
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Технический музей, Тольятти
Самоходная пушка 2С7 «Пион», Военно-технический музей в селе Ивановское Московской области

240-мм САУ 2С4 «Тюльпан» образца 1972 года

76-мм САУ СУ-76М образца 1943 года

"Как и в случае со многими другими советскими самоходными артиллерийскими установками, путь к созданию СУ-76 оказался совсем не простым. Первоначально в качестве базы для машины, предназначенной для поддержки мотомеханизированных соединений, предполагалось использовать двухбашенный танк Т-26. Позже в планах появился и Т-50. Сразу после начала войны резко изменившаяся ситуация заставила срочно менять саму концепцию такой САУ. Вместо легкой боевой машины поддержки пехоты появился ЗИС-30, истребитель танков на шасси тягача «Комсомолец». К самоходной установке с более широкой специализацией конструкторы вернулись лишь в конце 1941 года. СУ-12, в итоге ставшая первым серийным вариантом СУ-76, получилась далеко не с первой попытки."
Источник: Юрий Пашолок, «"Бумажные" САУ в легком весе» | Warspot.ru

"Принятая 2 декабря 1942 года на вооружение Красной армии самоходная установка СУ-12 была вполне удачной машиной. Правда, у неё имелся врождённый дефект в виде параллельно расположенных двигателей. Такая компоновка силовой установки стала ахиллесовой пятой машины: число дефектов, связанных с моторно-трансмиссионной группой, было очень высоким. Из-за проблем многие СУ-12 долгое время даже не могли добраться до фронта. Чтобы исправить ситуацию, нужно было серьёзно переделывать проблемные узлы. Так появилась СУ-15М, более известная как СУ-76М. Она стала вторым по численности образцом бронетехники Красной армии, уступая только Т-34.
...
Первое время С.А. Гинзбург, главный конструктор СУ-12, считал причиной многочисленных поломок коробок передач их низкое качество. Но конструкторское бюро (КБ) завода №38 было иного мнения. К 11 марта 1943 года директор завода №38 К.К. Яковлев, главный инженер Л.Л Терентьев и главный конструктор М.Н. Щукин подготовили письмо, в котором изложили свой взгляд на причины поломок. По их мнению, проблема была не столько в качестве КПП, сколько в компоновочной схеме. В письме предлагались определённые решения, способные улучшить ситуацию, но для полноценного решения проблемы требовалась радикальная мера — установка на САУ двигателя и коробки передач от Т-70. Это предложение поддержали военный представитель на заводе и Главное артиллерийское управление (ГАУ).
...
Самоходная установка с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б получила заводское обозначение СУ-15. Хотя от заводского КБ требовалось просто перекомпоновать машину под новые агрегаты, переделке подверглось и её боевое отделение. Причиной тому стали недостаточно просторные рабочие места командира и заряжающего. Из-за переделки моторного отделения внутри боевого отделения появился достаточно большой выступ, под которым скрывались радиатор и воздуховод системы охлаждения. Поскольку двигатель располагался теперь только справа, воздухозаборник и воздуховод системы охлаждения также остались только справа. Лючок для системы запуска двигателя расположился в правой части центрального лобового листа корпуса, люк доступа к главной передаче — в правой части верхнего лобового листа. Слева от механика-водителя находился отсек с топливными баками общим объёмом 412 литров.
Для увеличения объёма боевого отделения конструкторы немного расширили рубку влево, здесь появился небольшой выступ. Влево сместилась и орудийная установка, которая претерпела некоторые изменения и стала похожей на орудийную установку ЗИС-8, разработанную КБ завода №92. Появилась специальная балка с литым основанием под штырь верхнего станка. В средней части балка крепилась к лобовому листу рубки. С помощью этой конструкции удалось избавиться от старого варианта орудия с укороченными станинами, которые занимали немало места в боевом отделении. Боевое отделение сохранило крышу по типу СУ-12. Боевая масса машины составила 11,2 тонны.
...
К середине мая 1943 года СУ-15 с номером 15-601 прошла 960 километров, остальные три машины по 50–100 километров. В целом машина получилась удачной, но у комиссии возник целый ряд претензий. Среди них, помимо производственных дефектов, указывался и высокий износ ходовой части.
...
В Главном бронетанковом управлении Красной армии (ГБТУ КА), которое с конца апреля 1943 года контролировало работы над самоходными установками, одной из причин быстрого износа посчитали чрезмерный вес машины. Кроме того, весной 1943 года были изучены трофейные немецкие аналоги СУ-15 — самоходные установки Marder II и Marder III. С учётом полученной информации было принято решение облегчить конструкцию СУ-15 путём уменьшения толщины лобовой брони до 25 мм, а бортов и кормы до 13–15 мм. Этого вполне хватало, чтобы защитить экипаж от огня стрелкового вооружения. Наконец, ГБТУ КА распорядилось снять крышу боевого отделения и убрать броню с части бортов и кормы рубки. Эти меры позволили снизить боевую массу до 10,5 тонн. Для защиты от непогоды САУ получила тент. Переделки и снижение максимальной скорости СУ-15 до 30 км/ч были утверждены постановлением ГКО №3760сс от 17 июля 1943 года. Переделанная подобным образом самоходная установка получила обозначение СУ-15М."
Источник: Юрий Пашолок, «Самый массовый самоход Красной армии» | Warspot.ru

"Лето 1943 года оказалось для советского танкостроения временем серьёзных перемен. Сражение на Курской дуге дало ГБТУ КА много пищи для размышлений. Появились сомнения в эффективности советских лёгких танков. Выпускавшийся на ГАЗ им. Молотова лёгкий танк Т-70Б имел на поле боя мало шансов не только при встрече с тяжёлыми, но даже средними танками противника. Эффективность нового лёгкого танка Т-80, производство которого с трудом налаживалось на заводе №40, тоже была под вопросом. Даже в случае установки на него длинноствольной 45-мм танковой пушки ВТ-43 перспективы Т-80 при встрече с немецкими танками были сомнительными.
21 августа 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №3964сс «О производстве самоходных артиллерийских установок с 76-мм пушками на Горьковском автозаводе и заводе № 40 Наркомата среднего машиностроения». В соответствии с этим документом первым делом под нож попал Т-80, производство которого на заводе №40 и так не было массовым. В сентябре в Мытищах планировалось сдать первые 15 СУ-76М, в октябре — 50, в ноябре — 100 и в декабре — 150. Что же касается ГАЗ им. Молотова, то там первые 15 СУ-76М ожидалось получить в октябре. Затем темпы производства резко увеличивались: в ноябре 1943 года здесь планировалось построить 200 машин, в декабре — 300. Производственные возможности завода в Горьком вполне позволяли выполнять эти планы. СУ-76М становилась по-настоящему массовой машиной."
Источник: Юрий Пашолок, «Самый массовый самоход Красной армии» | Warspot.ru

"8 июля 1943 года на вооружение Красной армии была принята лёгкая самоходная установка СУ-76М (СУ-15М). По массовости она стала второй после Т-34/Т-34-85 боевой машиной Красной армии. Благодаря вполне удачной конструкции СУ-76М не претерпевала серьёзных метаморфоз. Но ближе к концу Великой Отечественной войны с учётом отзывов с фронтов машина прошла небольшую модернизацию, направленную, прежде всего, на улучшение защиты боевого отделения. Нового индекса эта машина не получила. Часто её называют «СУ-76М послевоенного выпуска», что неверно: в серию эти САУ пошли с апреля 1945 года, а после окончания Второй мировой войны они выпускались всего два месяца. В ходе советско-японской войны эти «послевоенные» машины успели и повоевать.
...
Вопреки расхожему мнению, послевоенная служба СУ-76М не была короткой и растянулась более чем на полтора десятилетия. Секрет долголетия оказался прост: разработка новых образцов самоходной артиллерии, особенно лёгкого типа, после войны затянулась. Детищу Щукина попросту не нашлось замены. Кроме того, самоходные установки, особенно позднего выпуска, отличались довольно высокой надёжностью. Больше всего претензий имелось к моторам ГАЗ-203. Поэтому в начале 50-х годов появилась новая силовая установка, получившая обозначение СУ-15А. Это была спаренная установка двух грузовых моторов ГАЗ-51, форсированных с 70 до 78 лошадиных сил. Таким образом, суммарная мощность установки составляла 156 л.с. Прирост мощности по сравнению с ГАЗ-203 был незначительный, зато надёжность оказалась существенно выше.
Область применения СУ-76М осталась неизменной: их включали в состав самоходных артиллерийских дивизионов в стрелковых дивизиях. Большую часть СУ-76М в послевоенном СССР составляли машины с модернизированным боевым отделением. Во многом из-за этого на памятниках и в музеях на территории бывшего СССР преобладают именно такие машины."
Источник: Юрий Пашолок, «Финальная версия» | Warspot.ru

85-мм САУ СУ-85 образца 1943 года

"Хотелось бы внести уточнение по самоходке СУ-85. Она была установлена 23 февраля 1946 года на территории Высших курсов усовершенствования офицеров самоходной артиллерии имени В.М. Молотова в г.Ломоносове Ленинградской области. Боевая машина, установленная в качестве памятника была очень своеобразна, так как представляла собой корпус самоходки СУ-85, перевооруженный на 100 мм пушку от самоходки СУ-100. Известно, что серийно такие машины не выпускались и вероятно, данная переделка была осуществлена непосредственно в учебном подразделении. Данная самоходка была единственным СУ-85 памятником на территории России, которая сохранялась на территории войсковой части до 16 марта 2011 года, а затем передана в Военно-технический музей в Ивановское. Из Ивановского самоходка "переехала" в город Верхняя Пышма Свердловской области для пополнения экспозиции музея военной техники «Боевая слава Урала». К 9 мая 2012 года сотрудники музея заменили 100 мм орудие на положенное самоходке 85 мм, но маска орудия осталась прежней от СУ-100.Таким образом, в России не стало единственного СУ-85 памятника, но зато появился второй музейный экспонат САУ данной марки. До этого на территории бывшего СССР был только один музейный экспонат СУ-85, представленный в экспозиции Центрального музея Вооруженных Сил в г.Москве. А вот где находится в настоящее время корпус СУ-85 из Сертолово, это конечно интересный вопрос"
Источник: Музеи военной техники. Где и что имеется в наличии и новые экспонаты. - Страница 3

85-мм САУ СУ-85, музей «Боевая слава Урала»

Маска орудия от 100-мм пушки Д-10С (обр. 1944 г.) для самоходных установок СУ-100

85-мм САУ СУ-85, музей «Боевая слава Урала»

85-мм орудие в неродной маске